Рыцарская культура


Главным в рыцарском кодексе чести была верность своему сеньору (феодалу, стоящему выше в иерархии общества). Предательство и вероломство считались для рыцаря тягчайшим проступком и могли повлечь за собой лишение звания рыцаря. От рыцаря ожидалось, что он будет постоянно заботиться о своей славе. Это было связано с тем, что в культуре рыцарства чрезвычайно важна была внешняя сторона. В жизни рыцаря многое было сознательно выставлено напоказ. Рыцарь постоянно стремился к первенству, к славе, к известности, которые все время требовали своего подтверждения все новыми и новыми испытаниями, подвигами. Рыцарь не мог спокойно слушать о чужих успехах и стремился к тому, чтобы о его подвигах и любви знал «весь христианский мир».

Рыцарская культура ориентировалось на внешнее проявление. Выражалось это в том, что в качестве рыцарских добродетелей подчёркивались красота и внешняя привлекательность. Отсюда и внешний блеск культур рыцарства, особое внимание к ритуалу, атрибутике, символике цвета, предметов, манерам.

Красоту рыцаря должны были подчеркивать дорогие одежды, богато украшенные золотом и драгоценными камнями. Одежда точно указывала на социальную категорию и положение носившего её человека. От рыцаря требовались учтивость, умение сочинять или хотя бы читать стихи, играть на каком-либо музыкальном инструменте. Он должен был быть развитым и физически, поскольку от него постоянно требовалась довольно большая физическая сила — иначе он просто не смог бы носить доспехи, которые весили 60- 80 кг.Кроме того, очень почитались искренность, доброта и благородство сердца; набожность и умеренность; отвага и физическая сила; презрение к усталости, страданию и смерти; сознание собственного достоинства; гордость за свою принадлежность к благородному роду; и, наконец, добродетели, по-старофранцузски называемые «largesse» («широта души») и «courtoisie» («куртуазность, изысканность, деликатность, утонченность, физическая красота, изящество и желание нравиться; чувство юмора, ум, изысканная вежливость).

Рыцарь должен был служить прекрасной даме, заботиться о слабых, включая женщин, духовных лиц и обездоленных, неизменно соблюдает все обязательства и клятвы. До сих пор существует выражение: «благородное положение обязывает». В рыцарских романах рыцари устремляют свои помыслы к Богу и совершают героические деяния. В поэзии французcких ТРУБАДУРОВ и ТРУВЕРОВ и немецких МИННЕЗИНГЕРОВ XII-XIII вв. воспевается красота знатной дамы, нередко супруги сеньора, вассалом которого является поэт, и многим из этих певцов нельзя отказать в тонкости чувств.

Отличительной чертой рыцаря была безусловная верность своим обязательствам по отношению к равным себе, поэтому среди рыцарей были широко распространены различные рыцарские обеты, клятвы, соглашения, которые сопровождались специальными жестами. Кодекс рыцарской чести не был литературным вымыслом, однако для рыцарей не менее характерна была и грубость нравов. На неблагородных и простолюдинов они взирали свысока, используя любой предлог для того, чтобы притеснить, ограбить или оскорбить их. О власти рыцарей часто говорят как о «кулачном праве»; то было не право, а произвол и насилие. Подчиненных им крестьян, как и горожан, они нещадно грабили, а то и убивали. В других странах, как в Европе, так и за её пределами, они творили всяческие бесчинства. В подземных тюрьмах собственных замков они годами держали пленников, требуя за них выкуп. Встреча с рыцарем в поле или на большой дороге не сулила ничего хорошего.

Психика рыцарей, как и многих других людей той эпохи,была неуравновешенна: от неуёмного веселья они легко переходили к тоске и заливались слезами, либо внезапно впадали в столь же безудержную ярость.

Следует также отметить, что эти законы не были пустыми словами, за их нарушение рыцарь строго карался. Так, например, за тяжкие проступки существовал целый обряд разжалования рыцаря. Если рыцарь провинился не сильно, то его наказывали соразмерно степени вины: например, щит его подвешивали опрокинутым к столбу, стирали герб с него, рисовали символы бесчестия, писали вину и наконец ломали его, или, например, за менее тяжкие преступления наказание ограничивались рисованием на гербе щита какого-нибудь позорного знака. Делалось все это принародно, это был наглядный урок как молодым пажам и оруженосцам, так и зрелым рыцарям.

Вот как дела обстояли с рыцарями в Средние века.