Рыцари белого креста


В десяти километрах к западу от Лимассола, на одной из живописных долин Кипра, в нескольких километрах от морского берега, расположен средневековый замок Колосси. Название происходит от имени некоего Гаринуса де Колосса, которому первоначально принадлежало право владения этими землями. В 1210 году король Кипра Хью I, выкупил эти земли у владельца и пожаловал права владения ими Рыцарскому Ордену Госпитальеров, учредив в Колосси Гранд Коммандарию – резиденцию Коммандора и главный командный пункт Ордена.

Согласно одной из версий история Ордена Госпитальеров началась в 1070 году, когда итальянский купец Панталеон Мауро из Амальфи получил от Боменсора — египетского калифа и владетеля Палестины — разрешение открыть в Иерусалиме, недалеко от Храма Гроба Господня, гостиницу, или странноприимный дом для паломников к Святым местам, и посвятил его святому Иоанну.

Иная версия повествует о том, что приют был открыт в аббатстве св. Марии Латинской в Иерусалиме (Abbey of Santa Maria Latina) и приписан к маленькой церкви, посвященной св. Иоанну. По сей день историки не пришли к согласию, какой именно св. Иоанн упомянут в данном случае. В соответствии с одной версией — это святой патриарх Иоанн Милостивый Александрийский, с другой — святой Иоанн Иерусалимский; ну а современные официальные католические источники склоняются к тому, что община была посвящена святому Иоанну Крестителю.

Так или иначе, гостиницы-приюты и раньше появлялись на путях странствий паломников к Святым местам, и приют святого Иоанна был не первым учреждением такого типа в Палестине.

15 июля 1099 года первый крестовый поход завершился взятием Иерусалима.

Вероятно, именно в это время церковь св. Иоанна была отдана аббатством под присмотр одного из монахов, по имени Герард, ставшего позднее известным святым Герардом Блаженным, под чьим руководством образовалось небольшое братство монахов-бенедиктинцев, призванное ухаживать за больными и ранеными паломниками, прибывавшими из Европы поклониться Гробу Господню. До нас дошло предание, связанное с именем святого Герарда, и повествующее о том, как во время осады Иерусалима он тайно перебрасывал через стену города буханки с хлебом для осаждавших город голодающих крестоносцев. Он был пойман и предстал перед судом осажденных в Иерусалиме турок с обвинением в помощи неприятелю. И когда настало время предъявить улики, буханка хлеба, спрятанная под плащом святого, чудесным образом превратилась в камень, и Герард был оправдан.

Впоследствии правитель Иерусалимского королевства, «Защитник Гроба Господня» Годфруа Булонский посетил странноприимный дом иоаннитов, пожаловав для содержания госпиталя небольшую деревню Сальсола, расположенную вблизи Иерусалима. Тогда же четверо рыцарей из свиты Годфруа — Раймонд де Пюи, Дюдон де Компс, Конон де Монтегю и Гастус, приняв монашеские обеты, остались в общине иоаннитов. Считается, что в это время монашеское братство было преобразовано в Орден, с миссией не только помощи больным и бедным, но и защиты паломников в Святую Землю. Таким образом, помимо монашеских обетов бедности, послушания и целомудрия, члены общины из рыцарского сословия принимали еще и обет борьбы с неверными, что превращало монашеский орден в духовно-рыцарский.

Спустя четыре года наследовавший Годфруа Буйонскому Балдуин I подтвердил привилегии братства, а через три года, в 1107, закрепил за иоаннитами земельный участок, на котором находился приют.

Братство быстро крепло, увеличивалось, становилось в Палестине политической силой, с которой все больше считались. Процесс роста братства был настолько бурным, 15 января 1113 года Папа Паскаль II в булле «Geraudo institutori ac praeposito Hirosolimitani Xenodochii» официально утверждает братство в статусе самостоятельной монастырской общины с собственным уставом.

Как уже говорилось выше, основной задачей общины в то время был уход за больными и ранеными. В главном госпитале в Палестине размещалось около 2000 коек, а, кроме того, приют для подкидышей и грудных младенцев. На денежные пожертвования община содержала пять терапевтов и трех хирургов. Для всех больных и раненых, вне зависимости от происхождения, были одинаковые условия, одежда и пища одного качества. Госпитальеры раздавали беднякам милостыню, и три раза в неделю устраивали для них бесплатные обеды.

В 1120 году, после смерти Блаженного Герарда во главе общины стал Раймонд де Пюи, составивший первый Устав Ордена, утвержденный в этом же году папой Калистом II. Но в этом уставе еще нет никаких упоминаний о рыцарях и военной службе. Символом Ордена становится восьмиконечный белый крест, нашиваемый на левом плече черной монашеской мантии, имевшей очень узкие рукава, символизирующие отречение инока от собственной воли. Позднее рыцари стали носить красные плащи с нашитым на груди большим белым крестом. В 1155 году, спустя 42 года с момента выхода буллы Папы Паскаля II, Ватикан наделяет Раймонда де Пюи титулом Грандмастера (Великого Магистра) Ордена. К этому времени Орден состоит из трех социальных категорий:

- отправлявшее богослужение духовенство
- собственно монахи, жившие традиционной монастырской общинной жизнью
- рыцари, связавшие свою жизнь с Орденом вечными обетами бедности, целомудрия и послушания.

Рыцари в духовном отношении приравнивались к монашествующей братии, но несли воинскую службу, защищая интересы Ордена в Палестине. Так, без утраты своих первоначальных благотворительных функций монашеской общины, Орден св. Иоанна Иерусалимского приобретал черты военной организации, и к XII веку окончательно стал persona mixta – военным монашеским орденом, преследующим две основные цели: obsequium pauperum (служение бедным) и tuitio fidei (защита веры).

В связи с потерей земель в Палестине, Орден вынужден был перебраться на Кипр. Рыцари оставляли Святую Землю с боями: «Великий Магистр Жан де Вилье и его рыцари прорубили себе дорогу на орденскую галеру, в то время как с палубы прикрывавшие их доблестный отход лучники обрушили грады стрел на врага, стремившегося уничтожить последних из оставшихся в живых героев Великой Христианской Армии.»

Их главной базой и резиденцией Коммандора становится замок Колосси, расположенный на южном берегу острова.

Хотя от первоначальных построек замка госпитальеров до наших дней, к сожалению, сохранился только колодец, расположенный к востоку от замковой башни, тем не менее, можно утверждать, что Колосси был прекрасно укрепленным фортификационным сооружением, устоявшим под натиском генуэзцев в 1373 и 1402 годах и штурмом мамлюков в 1426 году.

Но, от использования осаждающими войсками требюше и других осадных устройств замок был защищен далеко не столь надежно. И несколько последовательных осад привели его в плачевное состояние. Повреждения были столь серьезны, что в 1450 году новый Гранд Командор Луи де Маниак вынужден был заняться полной перестройкой замка, которая к 1454 году и была завершена. Труды Луи де Маниака окончились тем, что вновь отстроенный замок назвали «глупость», ибо фортификационные принципы, положенные в его основу, заведомо не соответствовали новому поколению тяжелого огнестрельного оружия.

Тем не менее, именно отстроенный Луи де Маниаком замок дошел до наших дней, и реставрация 1933 года дает возможность увидеть его средневековое величие. Замок Колосси представляет собой массивное квадратное трехэтажное сооружение, завершающееся зубчатой крепостной стеной. Мощные, 3-метровой толщины и 25-метровой высоты стены, сложенные из блоков известняка желтоватого цвета, живописно окружены высокими темными кипарисами и тропическими акациями.

На восточном фасаде башни расположена крестообразная мраморная панель с изображением герба короля Кипра, крестообразная мраморная панельфланкируемого гербами Грандмастеров. Слева от королевского герба располагается герб Жана де Ластика, справа — герб Жака де Милли. Внизу герб Луи де Маниака – того самого Гранд Коммандора, который занимался перестройкой замка с1450 по 1454 год.

Первый (цокольный) этаж замка – это подвальное помещение, разделенное на три комнаты, в двух из них находились цистерны для хранения дождевой воды, стекающей по трубам с крыши. Прежде в эти помещения можно было попасть только через люк изнутри, а сегодня оно доступно для обозрения туристам, и пройти туда можно через дверь непосредственно со двора замка.

Средний этаж, с выходом на подъемный мост, разделен на два зала. Первый зал представляет собой большой холл, в котором обращает на себя внимание фреска «Распятие», дошедшая до наших дней в сильно поврежденном состоянии. Сегодня фреска покрыта сверху прозрачным оргстеклом, ибо туристы так и норовят оставить на ней надпись о своем пребывании в замке, рядом с многочисленными граффити XV-XVI веков. Во втором зале среднего этажа, находится большой очаг; вероятно в те давние времена это помещение служило кухней. Винтовая лестница в юго-восточном углу ведет на третий этаж. Здесь расположены две комнаты резиденции Гранд Коммандора. Большой камин и каменные скамейки в нишах возле окон– это все, что можно увидеть в коммандорских покоях сегодня. Та же винтовая лестница ведет из коммандорских покоев на крышу с зубчатой крепостной стеной, откуда открываются превосходные ландшафты: при взгляде на север – горная гряда Троодоса, на юг – Соленое озеро Акротири.

Замок Колосси был не только фортификационным сооружением и военной Грандкоммандарией, но и главным административным центром, из которого Орден управлял своей огромной хозяйственной индустрией на Кипре. Только территория, прилегающая непосредственно к замку, насчитывала более чем сорок деревень, выращивавших хлопок, оливковые деревья, кукурузу, сахарный тростник и виноградники. Орден имел очень высокие доходы, основанные на привелегиях, данных ему королем Хью I, и влючавших в себя освобождение от экспортно-импортных пошлин, право помола кукурузы бесплатно, многочисленные имущественные, а также и другие права.

Тростник, в прежние времена культивируемый рыцарями в Сирии, произрастал на Кипре в изобилии, и мануфактура Колосси снабжала сахаром весь средиземноморский регион в течение более чем трехсот лет. Кипрский «Poudre de Chypre» очень ценился за высокое качество. Сахарная мануфактура располагалась в нескольких сотнях метров к востоку от замка.

Это было большое четырехпролетное сооружение амбарного типа, к северной стороне которого проведен акведук, доставлявший воду из реки Курис, необходимую для орошения местных плантаций сахарного тростника. Чуть выше по течению реки находилась мельница, приводимая в движение водой, протекающей через запруду.

Водой из реки Курис орошались и многочисленные виноградники, принадлежащие рыцарям. Из винограда, выращиваемого здесь, производилось вино, весьма ценившееся в то время в Европе.

В 1312 году владения госпитальеров значительно расширились. Королевским указом им были переданы почти все владения и земли на Кипре, принадлежащие рыцарям Ордена тамплиеров.

Вплоть до XIV века хозяйство госпитальеровПортрет Екатерины Корнаро (венецианская школа, конец XVI столетия) крепло и развивалось, пока у них не началась жестокая вражда с давними конкурентами по производству сахара — венецианским семейством Корнаро. Предметом вражды была река Курис, протекавшая по владениям обоих. Тяжба рыцарей и венецианцев длилась около шестидесяти лет. Госпитальеры, наконец, ухитрились отвести реку от плантаций соперника, погубив тем самым все его посадки. Однако радоваться им пришлось недолго. В 1474 году королевой Кипра стала дочь главы семейства Корнаро — Екатерина. И вскоре новая королева лишила Орден всех владений и привелегий простым росчерком пера, вынудив, тем самым, рыцарей свернуть все свои дела на Кипре, и окончательно перебраться на остров Родос в Эгейском море, где они также закрепились еще в начале XIV века.

После падения Константинополя в 1453 году иоаннитский Родос оставался главным христианским бастионом против натиска Османской империи в восточном Средиземноморье. Это была эпоха не только сухопутных, но и морских подвигов госпитальеров, когда «рыцари Родоса» не один раз громили многократно превосходящие силы турок. Обладая мощным флотом, Орден патрулировал все восточное Средиземноморье. Самый большой корабль госпитальеров начала XV века – «Святая Анна» — считается в истории флота первым броненосцем.

К этому времени окончательно складывается структура Ордена, имевшего уже не только всеевропейскую военно-духовную организацию, но и суверенные (светские) права, включая обмен послами с другими государствами. Для принятия важнейших решений собирался Генеральный капитул, имеющий законодательные функции. Характерно, что работа капитула Ордена, имевшего в своем распоряжении одно из самых крупных состояний той эпохи, начиналась ритуалом, в ходе которого члены капитула отдавали Грандмастеру кошель с восемью динариями, что символизировало отказ каждого рыцаря-госпитальера от мирского богатства.

В 50-х годах XV века Константинополь пал под ударами турок, захвативших вскоре всю Малую Азию и Грецию. Однако госпитальеры не прекращали свою давнюю войну с мусульманами. Почти сотню лет спустя, в 1522 году они противостояли многотысячной армии султана Сулеймана Великолепного, осадившего Родос и, хотя войскам султана так и не удалось взять укрепления штурмом, тем не менее, после нескольких месяцев блокады Орден был вынужден поднять белый флаг, капитулировать и покинуть остров.

Через восемь лет, в 1530 году император Священной Римской Империи, испанский король Карл V отдал госпитальерам в вечное владение остров Мальту, где Грандмастером Жаном де ла Валетт была заложена крепость, получившая название Ла Валетта, и ставшая столицей острова. Иоанниты прочно обосновались на Мальте, и с этого времени Орден получил еще одно название – «Орден Мальтийских рыцарей».

В конце XVII столетия начались систематические контакты Мальтийского Ордена с правящей элитой России. В 1697 году Петр I отправил боярина Бориса Петровича Шереметева с миссией налаживания дипломатических и военных контактов с Мальтийским Орденом, как потенциальным союзником в борьбе с Грандмастер Раймонд де Перейлос де РокафюльТурцией. На Мальте петровский посол был встречен чрезвычайно торжественно и миссия прошла столь успешно, что на прощальной аудиенции глава Ордена — Раймонд де Перейлос де Рокафюль, демонстрируя приязнь к России, возложил на ее посланника знаки Ордена святого Иоанна Иерусалимского, украшенные бриллиантами, и Борис Шереметев стал, таким образом, первым Мальтийским кавалером в России.

С этого времени контакты госпитальеров с Россией приобрели постоянный характер, а в царствование императрицы Екатерины II русские морские офицеры даже проходили практику на боевых судах Ордена. Был заключен официальный союзный договор, направленный против Турции, который, хотя и не привел к систематическим совместным действиям, но послужил основанием для участия нескольких добровольцев-офицеров Мальтийского ордена в войне с турками на стороне России. Один из них, граф Юлий де Лита, с 1789 года служивший на российском флоте, успел отличиться в нескольких сражениях, и получил Золотую шпагу «За храбрость» и орден святого Георгия 4-й степени. На Мальту он вернулся в чине контр-адмирала. В 1796 году, при Павле I, граф де Литта — адмирал российского флота — вновь появился в России, как представитель Мальтийского ордена, с поручением заключить от имени Ордена конвенцию с Россией о «восстановлении в пределах Российской империи великого приорства и возглавить этот приорат как кавалеру Большого креста». Граф де Литта от имени Ордена подал челобитную Императору Павлу I с просьбой принять на себя покровительство Ордену. Государь уважил просьбу рыцарей, и на него, как на Августейшего покровителя Ордена, были возложены знаки Ордена, состоявшие из белого креста на черной («монашеской») ленте и матерчатой звезды крестообразной формы, нашивавшейся на левую сторону груди, а также был преподнесен древний крест Грандмастера (хранящийся ныне в Московской Оружейной палате). Павлом I были учреждены два орденских приорства: Грандмастер Фердинанд фон Гомпешкатолическое — на территории Польши и русское православное, ставшее первым приорством Ордена, члены которого не состояли под духовной эгидой Ватикана. 4 января 1797 года была подписана конвенция, согласно которой Мальтийский орден получал в России значительные права и денежные доходы.

В июне 1798 года, Наполеон, во время Египетского похода возглавлявший французскую эскадру, захватил остров Мальту после загадочной капитуляции Грандмастера Фердинанда фон Гомпеша. Павел I приказал эскадре под командованием Федора Ушакова, крейсировавшей в это время в Средиземном море, «действовать… против французов, яко буйного народа».

15 августа 1798 года, по предложению графа де Литта на собрании высших российских сановников и кавалеров Ордена, состоявшемся в Санкт-Петербурге, было решено сместить бывшего Грандмастера иоаннитов Фердинанда фон Гомпеша, обвинив его в «глупейшей беспечности», приведшей к изгнанию Мальтийских рыцарей с острова, и просить государя Павла I принять звание Грандмастера. Торжественная церемония принятия титула Грандмастера Российским Императором состоялась 29 ноября 1798 года. В тот же день был обнародован указ об официальном учреждении в России Ордена святого Иоанна Иерусалимского, и Павлу I были переданы святыни Ордена, включая десницу Иоанна Предтечи.

После убийства Павла I, его сын и преемник Александр I, вступив на престол, манифестом от 16 апреля 1801 года объявил себя протектором Ордена, однако, всего через два года, в 1803 году сложил с себя это звание. Спустя четырнадцать лет, 20 января 1817 года, государем было утверждено положение, что после смерти родовых Командоров их наследники не имеют права на это звание и не носят Знаков Ордена св. Иоанна Иерусалимского, так как этот Орден более в России не существует. Столь радикальное изменение отношения российского императора к Ордену явилось следствием общей политики запретов и ликвидации масонских и тайных обществ в России, к каковым был причислен и Орден Мальтийских рыцарей.

В итоге, к XIX веку, после захвата Мальты Наполеоном и ликвидации всех отделений Ордена в России, госпитальеры остались практически ни с чем. С 1805 года Орден управлялся Лейтенантами, до тех пор, пока Папа Лео XIII не восстановил титул Грандмастера, с сопутствующим ему кардинальским званием. После временного пребывания в Мессине, Катании и Ферраре, Орден окончательно осел в 1834 году в Риме. Дворец на Виа Кондотти и вилла в Аветине стали их официальными резиденциями. Интересно отметить, что оба этих имения не являются территорией Италии, а имеют самостоятельный государственный статус, и являются так называемыми экстерриториальными владениями. К середине XIX века Мальтийский Орден превращается из военной в духовную благотворительную корпорацию, коей остается и поныне. Деятельность Госпитальеров не очень бросается в глаза, хотя масштабы их гуманитарных предприятий впечатляют. Например, использование передвижных поездов-госпиталей в первую мировую войну было введено в практику именно этим Орденом. Во всех войнах ХХ века белый восьмиконечный Мальтийский крест был не менее значим, чем известный Красный Крест.

На сегодняшний день не будет большим преувеличением утверждать, что это «кукольное» государство Мальтийских рыцарей на Виа Кондотти по степени своего политического влияния, финансовой мощи, участия в гуманитарной, образовательной, издательской, научной сферах деятельности человечества является одной из влиятельнейших сил в современной цивилизации, намного превосходящей по своему реальному могуществу и возможностям большинство крупнейших национальных государств мира.

Но если смотреть на вещи строго формально, то этот малозаметный и почти забытый сегодня всеми Орден, формально насчитывающий в своих рядах около десяти тысяч членов, главной целью своего скромного существования ставит, как и прежде, посильные занятия благотворительностью и гуманитарной помощью.

Галина Росси, искусствовед